Sasha Blouse
На часах четыре часа утра, все дрыхнут, а я пишу как обезумевшая. Проснулась, называется. Такое ощущение складывается, будто я спала не предыдущие часов шесть, а весь вчерашний день и только сейчас стала понимать что вообще произошло.
Опять нос страшно чешется.

Мне надо поговорить с Армином - он постоянно какие-то болячки подхватывает и сейчас, вроде как, тоже с жаром свалился. Точно поговорю с ним - с кем-либо ещё бесполезно. Мне явно очень дурно.

Бертольд мне всё-таки рассказал о том, как он попал в армию. Ни он, ни Райнер мне особо ничего раньше и не рассказывали. Вообще, я теперь понимаю почему. Бертольд сказал, что что-то произошло в их деревне, из-за чего почти все погибли, в том числе и его родители. Я не стала допытываться уже - ему и так сложно было всё это говорить. Да и я бы сама, спроси у меня кто-то подобное, тоже не стала бы распространяться. Когда Бертольд сказал, что он сирота, то мне совсем плохо стало. Да, я со своим папаней тоже повздорила, сбежала из дома, но, всё же, он жив и здоров. Наверное. Во всяком случае, я в этом уверена. И я точно знаю, что рано или поздно я вернусь домой и папка ещё всем хвалиться будет, какая у него дочь-разведчица вымахала! А Бертольду куда идти? Никуда. Никто не беспокоится или же про себя ругает, что вырастил такого нерадивого сына. По-моему, это страшно. Хоть я и знаю, что Эрен, Микаса и Армин тоже осиротели при падении Стены, мне их как-то не так жалко - они вместе и крепко держатся друг за друга. А у Бертольда есть только Райнер. Признаться, я теперь уже не так злюсь, что приехал этот Берик. Пускай он мне и страшно не нравится, и мне до сих пор с трудом верится в то, что его проглотил титан, хоть Бертольд и утверждает, что видел всё своими глазами, но, всё же, он вроде как их с Райнером лучший друг детства. Так что ладно. Я даже не буду на них обоих дуться, что они мне никогда ничего не рассказывали - у них есть все основания молчать об этом.

Вроде бы, мне уже и спрашивать ни о чём не хотелось, так как стыд съедал меня за свою любознательность и привычку совать нос не в свои дела. Но тут Бертольд сказал вещь, от которой мне... эээ... я не знаю. Потом допишу. Я до сих пор не знаю, что со мной произошло.

- Знаешь, я даже рад, что ты за нами пошла, - Бертольд скромно улыбнулся, - Спасибо за заботу.

А я так глазами стояла и хлопала как дурочка. Подумалось мне в тот момент, что надо снять куртку, потому что больно жаркая зима в этом году выдалась - у меня щёки вот-вот сгорят. Меня будто оглушили. Или майор Ханджи у меня мозги из черепушки вынула - ни одной мысли в голове. Просто хотелось завизжать как больная на голову, повалить Бертольда в снег, обнимать, обнимать, ещё раз обнимать и кричать о том, что буду заботится о нём столько, сколько он попросит. И домой к себе приведу, если ему совсем некуда будет в увольнительные себя деть. Только бы он ещё раз вот так же улыбался и не выглядел так затравлено, как обычно. Я даже вязать научусь, если он свитер новый захочет! Я ему такой свитер свяжу, что он им хоть до лба закрываться сможет. А то Райнер поговаривал, что Бертольд мёрзнет сильно...

На меня пару дней назад чихнула Микаса. Наверное, я от неё заразилась этим бредом. Точно.

Стояла, уши развесила, как два лопуха и бессмысленно улыбалась. Мне даже показалось, что Бертольд испугался моей физиономии в тот момент. Тут я встрепенулась, напустила на себя более вменяемое выражение лица и... чуть не пустила слезу. Потому что теперь Райнер и Бертольд полностью уйдут к Берику. Он их лучших друг, который ещё и чудесным образом оказался жив после пяти лет затишья. Он очень много значит для них и им захочется куда больше времени проводить с ним, чем со мной и Конни. Станут совсем как Эрен, Микаса и Армин. У них будут свои шутки, свои весёлые истории, они будут друг другу рассказывать о приглянувшихся девчонках, у них будут свои проблемы... и во всём этом нет места для меня или Конни. Мы будем лишними. Мне захотелось выть брошенной шавкой, а потом сразу же скатать большущий снежок и кинуть этому Берику в его самодовольную рожу. К тому же, зуб даю, он прекрасно понял, что со мной творится! Я сама не поняла, а этот хмырь понял!

- Б-бертольд, - голос у меня страшно дрожал. Как после первого полёта. Так же страшно, честно, - пообещай, что даже теперь ты всё равно будешь со мной общаться, хорошо? Т-ты только пообещай!
Я противна сама себе. Стою перед несчастным парнем, с которым-то нормально только сейчас поговорила, а до этого лишь короткими фразами перебрасывалась, сопли на кулак мотаю и больше всего на свете хочу сейчас броситься к нему, зарыться ему в куртку, будто последний раз вижу. Словно не какой-то там Берик Бауэр к нам в разведку приехал, а смерть в человеческом обличье, которая отбирает у меня моих друзей.

Глупая, глупая маленькая Саша.

@темы: Болезнь, Бертольд