Sasha Blouse
Когда мне стыдно и неловко, я всегда начинаю чесать нос. Вот сейчас я готова разодрать его в кровь. Лежу в кровати под одеялом, свернулась вся калачиком, одной рукой строчу в дневник, а второй - чешу нос. Ужасно.
Надо как-то собраться с мыслями и всё подробно записать. Может быть, придётся даже часть отложить на утро, чтобы немного успокоиться и всё осмыслить. Надо же так впросак попасть... да и что-то в животе заурчало. Проклятье! И ведь даже на кухню сейчас не вылезти - капралишка там засел. Сказал, что инвентаризацию делает. Ага, конечно, мне бы такую инвентаризацию делать.

Начну с того, что я полностью растеряла все свои навыки охотника. Это уже точно. Ну как можно было своей ха... ро... лицом вот так шлёпнуться в снег посреди полигона? Неудивительно, что меня тут же заметили. Бертольд, конечно же. С его-то роста как со смотровой вышки всё видно, отвечаю! Ну, спасибо ему за то, что встать на ноги помог, а то я бы как перевернувшийся на спину жук и лежала, испуганно таращась на три эти высоченные фигуры, возвышавшиеся надо мной как тёмные каменные... эм... слово на языке вертится... мо-ну-мен-ты, вот! Довольно жутковато, честно.

- Cаша, не могла бы ты объяснить, почему ты здесь? - Спросил меня Бертольд. У меня просто сердце в пятки скакнуло. И вот что мне им ответить? "Ой, парни, вы так мило скалили друг другу зубы, так что я, маленькая хрупкая девочка, решила пойти и за вами, чтобы проверить, не выбьете ли вы друг другу десяток зубов, потому что пекусь о вас как мамаша гусыня". Да уж, я никак не могла этого сказать. Пришлось применить своё непревзойдённое обаяние и прочесть лекцию о бешеных огурцах, которые ещё весной собрался выращивать капрал. Мне, конечно, никто не поверил. Особенно этот Берик. Не знаю, сначала он мне приглянулся, но теперь же страшно не нравится. И так было ясно, что я брешу как сивый мерин, так он ещё уточнил. Будто мне позора перед Райнером мало было... Как объяснять всё это Бертольду - вообще не представляю. Ношусь за ним как гончая за лисицей, а теперь это выглядит так, будто я его преследую. Небось уже заснуть нормально не может, потому что боится проснуться и обнаружить меня в своей постели. И он точно помнит тот раз, когда я однажды засыпала у Райнера под боком! Вот точно! И теперь воображает обо мне неизвестно что.
Я же не виновата, что зима выдалась страшно холодной, а Райнер такой здоровенный и теплющий. Он правда похож на огромного кота - разве что не мурчит. Хотя, почеши его за ухом Криста, то он бы ещё не так затарахтел...

Всё же, мне пришлось сознаться, почему я следила за ними. Райнер и Берик даже не успели отреагировать, как Бертольд их послал погулять, так сказать. Бертль, большое спасибо тебе, правда. После смерти ты без очереди должен попасть в рай. Иначе, не попроси ты их уйти, Райнер бы мне уши так надрал, что я всю жизнь бы вспоминала это. По лицу его видела.

- Как много ты слышала? - Спросил меня Бертольд, как только Райнер и Берик немного отдалились. Боже, как он смешно трёт переносицу! Если он будет тереть её так постоянно, то у него точно появится мозоль и его большущий нос станет ещё больше. Но, на самом деле, смеяться над Бертольдом не не хотелось. Никогда не хотелось. Его нередко из-за роста дразнили, из-за тех выкрутасов, что он в кровати творил, пока спал, из-за того, что он никогда сдачи не давал... да много из-за чего. А я не дразнила, потому что понимала, что он их всех, ну, боится, что ли? Я сама такая же, хоть никто и не знает. У меня год ушёл на то, чтобы не шарахаться от каждого городского. А вот ляпнуть что-нибудь "народное" до сих пор боюсь - точно за моё произношение засмеют. Так что Бертольда мне всегда было чуточку жалко, а сейчас - особенно. Вот стоит он передо мной с такой серьёзной миной, а у самого глаза на мокром месте, воспалённые, и бьёт его дрожь мелкая. Что я сказать-то ему вообще могу в такой ситуации? Врать уже бесполезно.

- Ну, ничего такого особенного, знаешь ли... - уклончиво начала я и тут же замялась. А что, собственно, я вообще слышала-то? Какие-то совершенно обрывочные фразы. Хотя кое-что меня всё же беспокоило.
- Бертольд, скажи, ты же не веришь, что этого Берика титан пожевал, верно? - Я, прищурившись, посмотрела ту сторону, куда ушли Райнер с Бериком, - Не похож он на пожёванного! Совсем! Руки-ноги целы, да и всё у него на месте. Даже не хромает.
- Не похож. Но не верить не могу - сам видел, как его… хм… пожевали, - ответ Бертольда меня просто ошарашил. У меня сразу нос зачесался.
- К-как это сам видел?! - Горло свело и свой вопрос я как-то просипела. Этот Берик с того света вернулся, что ли? Нет, я, верно, что-то неправильно поняла. Туча вопросов уже клубилась у меня в голове, - Погоди-погоди... да к-кто он вообще такой-то? Ты ж вообще ни с кем кроме Райнера и Армина не общаешься, откуда ты...
Я осеклась. Дура. Даже от стыда дышать перехотелось. Как я могла сморозить такую грубость такому затюканному человеку, как Бертольд? Точно на меня обидится. Должен.