Этой ночью встретились с Армином в той самой "гостиной". Он был занят с какими-то своими книгами и упорно что-то высчитывал на листке бумаги. До сих пор не знаю, что это было, но там было много всяких очень больших чисел и заумных символов, отчего мне сначала захотелось спросить Армина что всё это означает, но потом я побеспокоилась о сохранности своих мозгов и решила не спрашивать.

Мы в тишине просидели где-то полчаса, пока я от души не чихнула. А потом ещё раз чихнула. Где-то раз десять чихнула, после чего Армин мне всучил два больших носовых платка, больше похожих на... эээ... маленькие скатерти, да. В общем, мне до сих пор интересно, в каком таком потайном кармане Армин носит свои носовые платки, если они такого большущего размера. Молча сидеть дальше было как-то ужасно неудобно, поэтому он отложил все свои расчёты и мы стали болтать. Сначала Армин мне пытался рассказать про какую-то теорию, связанную с гигантами, но вскоре понял, что это совсем пропащее дело (ну ё моё, если бы он и дальше говорил такими фразами, от которых язык просто в три узла завязывается, то у меня бы извилины перекрутились) и мы как-то разговорились про то, что ему пришло письмо с письмо, в котором спросили, не запал ли он на кого. Армин, конечно, со своим техническим складом ума совсем не верно понял сам вопрос и начал говорить что-то про всякие там механизмы. Пришлось ему объяснить, что именно имел в виду отправитель. Слово за слово, Армин мне обмолвился, кто там не даёт его сердцу биться спокойно, но я даже тут ничего не буду писать про этого человека - вдруг дневник кто найдёт? ладно ещё, если все мои записи прочтут - они мои. А вот если тут окажется какая-нибудь личная информация моих друзей, то будет очень неприятно и обидно.

Я ему рассказала про всю ту заваруху с приездом Берика и про все мои терзания. Армин тут же заявил, что я, видать, неровно дышу к Бертольду вот и бешусь так. Ну уж нет! Армин, конечно, парень толковый, но это как-то слишком сильно. Влюбилась - тьфу! Забот у меня других нет как будто. Вон, у нас тут война идёт, капрал швабрами машет - не до любовушек всяких. А то, что я чувствую к Бертольду... ну не знаю. Это как привязанность какая-то и не больше. Просто у нас в разведке тут долго не живут, поэтому как-то страшно перед каждой вылазкой, что больше не увидишь этого человека никогда и пытаешься как можно лучше запомнить и впитать его в себя. Страшно это, что мрём мы как мухи, но это так.

Так что Армин точно ошибся, говоря про всякую там влюблённость. Беее.

@темы: Армин, Бессонница, Ночные посидушки