Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: бертольд (список заголовков)
04:02 

Запись двадцатая: немного экзотики.

Вот сижу я, жую кусочек мясца, что был очень вежливо одолжен из офицерских запасов, (Армин, я уже говорила тебе, что ты просто потрясающий человек и самый лучший друг?..) и думаю. Вот всё о том же вечере думаю - как-то он не хочет у меня из головы уходить совсем.

Обнимать Бертольда - сплошное удовольствие. Особенно после того, как он сказал, что совсем не против общаться со мной. Дневник, милый, знаешь, вчера я узнала, что даже парни могут трепетать как юные испуганные девы. Во всяком случае, я просто уже не знаю, как объяснить ту дрожь Бертольда - на улице было не настолько холодно, чтобы его так лихорадило. Надеюсь, я не сжала его слишком сильно... не хочу хвалиться, но мне в детстве даже удавалось вместе с папкой раскрывать медвежьи капканы! В общем, будет очень обидно, если окажется, что у него из-за моей излишней эмоциональности прибавилось синяков. Я правда очень расстроюсь, ведь совсем не хочу ему никак навредить.

Но хочу вернуться к тому, что писала выше - обнимать Бертольда здорово, но как-то необычно. Вот обнимаю я Райнера и вообще ничего. Ну, как ничего? Огромная такая махина на тебя наваливается, воздух из лёгких выбивает, может ещё волосы все так растрепать, что они потом весь день торчком стоять будут и никак их не пригладишь. Но я никогда на него не злюсь и всегда знаю, что он не со зла. Даже если слишком сильно и грубо обнимает - ему просто силу рассчитать сложно. Или, допустим, когда я обнимаю Конни, что бывает вообще очень редко, то как-то тоже ничего. То есть, так же как с Райнером. Я ничего такого вот особенного не ощущаю. Было, правда, один раз - Конни тогда кошмары снились. Это сразу после Троста было - нам всем очень плохо пришлось тогда. Вот, значит, ночью Конни и пришёл ко мне - в обнимку спали. Не знаю, я тогда ощущала себя старшей сестрой, которая будто защищает своего испуганно младшего брата от ночных монстров. Да и самой спокойней как-то стало. Вот что-то такое.

А здесь ведь что-то совсем иное. Ну, как сказал бы Армин - кардинально иное. Это довольно сложно объяснить, но скажу так, что я первый раз в жизни стала прислушиваться к биению сердца человека и его дыханию просто потому, что мне нравился этот звук, а не потому, что я хотела что-то узнать об этом человеке. Вот, допустим, когда охотишься за каким-либо зверем, долго преследуешь его очень, уже понимаешь, что и ты, и он измотан, то слушаешь то, насколько часто он дышит, стараешься ощутить, как бьётся под шкурой его сердце - это важно, чтобы правильно оценить ситуацию и подгадать момент, когда стоит нанести удар. Тут же совсем иначе получается. Я просто зарылась в его куртку, потому что хотела так. Закусила до боли нижнюю губу, чтобы вконец не разреветься как избалованная размазня и только сильнее вжалась в несчастного Бертольда, вслушиваясь в то, как в огромной грудной клетке заходится в истерике такое же большое сердце. Наверное, я всё же очень сильно его напугала, но отпускать тоже совсем не хотелось. Да, если честно, не больно-то он и сопротивлялся. Вот так мы и стояли как два придурка посреди этого заснеженного поля. Снежинки медленно падали, забирались мне за воротник, где-то далеко в жилом корпусе уже слышались чьи-то голоса, потихоньку начинал подниматься ветер... А мы всё стояли. Он - ловил ртом воздух и не знал куда себя вообще деть, вылупил глаза как испуганный лось и дико вращал ими, я - прилипла к нему как улитка присасывается к камню и "отлипать" даже не думала. Но, когда вот так дальше обниматься было уже просто неудобно, я наконец-то отпустила Бертольда.

- Ты, в общем... просто спасибо тебе, что ты у нас есть. Это правда здорово, - сказала я тогда и слегка стукнула его кулаком в плечо, как бы пытаясь показать, что мы на равных и нечего тут стесняться. Но, видимо, на Бертольда это подействовало явно не так, как мне хотелось. Он словно корни пустил и, ничего не говоря, дальше продолжал таращиться на меня, откровенно не понимая, что я с ним такого сделала. В итоге, я выдавила какое-то убогое "прости меня" и, даже не оглядываясь, припустила в сторону казарм.

Вот и всё, что я запомнила с того вечера. Наконец-то выложила всё сюда. Надо будет со свежей головой всё это разом перечитать. Эх, надеюсь, Бертольд на меня после этой моей выходки не обижается и не злится. Наверное, не всем людям нравится, когда их обнимают.

@темы: Саша - дура, Бертольд

01:45 

Запись девятнадцатая: слишком жаркая зима.

На часах четыре часа утра, все дрыхнут, а я пишу как обезумевшая. Проснулась, называется. Такое ощущение складывается, будто я спала не предыдущие часов шесть, а весь вчерашний день и только сейчас стала понимать что вообще произошло.
Опять нос страшно чешется.

Мне надо поговорить с Армином - он постоянно какие-то болячки подхватывает и сейчас, вроде как, тоже с жаром свалился. Точно поговорю с ним - с кем-либо ещё бесполезно. Мне явно очень дурно.

Бертольд мне всё-таки рассказал о том, как он попал в армию. Ни он, ни Райнер мне особо ничего раньше и не рассказывали. Вообще, я теперь понимаю почему. Бертольд сказал, что что-то произошло в их деревне, из-за чего почти все погибли, в том числе и его родители. Я не стала допытываться уже - ему и так сложно было всё это говорить. Да и я бы сама, спроси у меня кто-то подобное, тоже не стала бы распространяться. Когда Бертольд сказал, что он сирота, то мне совсем плохо стало. Да, я со своим папаней тоже повздорила, сбежала из дома, но, всё же, он жив и здоров. Наверное. Во всяком случае, я в этом уверена. И я точно знаю, что рано или поздно я вернусь домой и папка ещё всем хвалиться будет, какая у него дочь-разведчица вымахала! А Бертольду куда идти? Никуда. Никто не беспокоится или же про себя ругает, что вырастил такого нерадивого сына. По-моему, это страшно. Хоть я и знаю, что Эрен, Микаса и Армин тоже осиротели при падении Стены, мне их как-то не так жалко - они вместе и крепко держатся друг за друга. А у Бертольда есть только Райнер. Признаться, я теперь уже не так злюсь, что приехал этот Берик. Пускай он мне и страшно не нравится, и мне до сих пор с трудом верится в то, что его проглотил титан, хоть Бертольд и утверждает, что видел всё своими глазами, но, всё же, он вроде как их с Райнером лучший друг детства. Так что ладно. Я даже не буду на них обоих дуться, что они мне никогда ничего не рассказывали - у них есть все основания молчать об этом.

Вроде бы, мне уже и спрашивать ни о чём не хотелось, так как стыд съедал меня за свою любознательность и привычку совать нос не в свои дела. Но тут Бертольд сказал вещь, от которой мне... эээ... я не знаю. Потом допишу. Я до сих пор не знаю, что со мной произошло.

- Знаешь, я даже рад, что ты за нами пошла, - Бертольд скромно улыбнулся, - Спасибо за заботу.

А я так глазами стояла и хлопала как дурочка. Подумалось мне в тот момент, что надо снять куртку, потому что больно жаркая зима в этом году выдалась - у меня щёки вот-вот сгорят. Меня будто оглушили. Или майор Ханджи у меня мозги из черепушки вынула - ни одной мысли в голове. Просто хотелось завизжать как больная на голову, повалить Бертольда в снег, обнимать, обнимать, ещё раз обнимать и кричать о том, что буду заботится о нём столько, сколько он попросит. И домой к себе приведу, если ему совсем некуда будет в увольнительные себя деть. Только бы он ещё раз вот так же улыбался и не выглядел так затравлено, как обычно. Я даже вязать научусь, если он свитер новый захочет! Я ему такой свитер свяжу, что он им хоть до лба закрываться сможет. А то Райнер поговаривал, что Бертольд мёрзнет сильно...

На меня пару дней назад чихнула Микаса. Наверное, я от неё заразилась этим бредом. Точно.

Стояла, уши развесила, как два лопуха и бессмысленно улыбалась. Мне даже показалось, что Бертольд испугался моей физиономии в тот момент. Тут я встрепенулась, напустила на себя более вменяемое выражение лица и... чуть не пустила слезу. Потому что теперь Райнер и Бертольд полностью уйдут к Берику. Он их лучших друг, который ещё и чудесным образом оказался жив после пяти лет затишья. Он очень много значит для них и им захочется куда больше времени проводить с ним, чем со мной и Конни. Станут совсем как Эрен, Микаса и Армин. У них будут свои шутки, свои весёлые истории, они будут друг другу рассказывать о приглянувшихся девчонках, у них будут свои проблемы... и во всём этом нет места для меня или Конни. Мы будем лишними. Мне захотелось выть брошенной шавкой, а потом сразу же скатать большущий снежок и кинуть этому Берику в его самодовольную рожу. К тому же, зуб даю, он прекрасно понял, что со мной творится! Я сама не поняла, а этот хмырь понял!

- Б-бертольд, - голос у меня страшно дрожал. Как после первого полёта. Так же страшно, честно, - пообещай, что даже теперь ты всё равно будешь со мной общаться, хорошо? Т-ты только пообещай!
Я противна сама себе. Стою перед несчастным парнем, с которым-то нормально только сейчас поговорила, а до этого лишь короткими фразами перебрасывалась, сопли на кулак мотаю и больше всего на свете хочу сейчас броситься к нему, зарыться ему в куртку, будто последний раз вижу. Словно не какой-то там Берик Бауэр к нам в разведку приехал, а смерть в человеческом обличье, которая отбирает у меня моих друзей.

Глупая, глупая маленькая Саша.

@темы: Болезнь, Бертольд

05:41 

Запись тринадцатая: особенности национальной охоты.

Наконец-то меня отпустили с дежурства. Боже, никогда ещё так не любила свою кровать! Огромное спасибо Кристе за то, что она дала мне свою подушку и одеяло - так спать было явно теплее и удобнее. Принесу жертву на её алтарь.

Сегодня просто праздник какой-то! Я наконец-то нормально наелась. Даже из-за стола было сложно вылезать. Почему-то почти все ребята отдали мне свои порции за обедом. Не знаю, чем им не угодила стряпня Армина - по-моему, вполне себе хорошо. Может быть на меня так подействовали мои бессонные ночи, но мне понравилось. Курица была хорошо проварена, а вот капуста не очень. Лучше бы потушил её. Хотя кого это волнует? Я сыта! наконец-то. Даже как-то не верится.

А потом за этим последовал ещё один подарок судьбы - со мной наконец-то заговорил Бертольд. Это очень странно, но, оказывается, я уже почти забыла как звучит его голос. Как-то неловко получилось, что когда он меня окликнул, я даже не поняла, кто меня позвал. Ужасно стыдно. Я ему отправляла приглашение на небольшую посиделку в конце недели и он сказал, что согласен прийти. И поблагодарил за бутерброд, который для него сделала. Я аж от смущения чуть не взорвалась, честно.
Как-то странно это всё выглядит. Он как будто огромный ночной зверь, который незаметно передвигается по лесу и которого почти невозможно выследить. А я на него охочусь уже которые сутки. Бертольд, если ты это читаешь, то не пугайся! Это просто сравнение и я не собираюсь ставить на тебя капканы, чтобы потом зажарить или сварить!
Или иначе - как собаку приручаю. Это звучит просто ужасно, но получается именно так. Будто выманиваю из тёмной конуры каким-нибудь лакомством.
Ладно, я просто надеюсь, что нам всё же удастся стать друзьями. И в конце недели не произойдёт ничего непредвиденного.

И надо слазить на голубятню - наверняка там парочка писем для меня завалялась.

Заметка:
Не забыть достать травы для сбитня! А то всем наобещала, а потом всё сорвётся из-за меня же.

@темы: Пузо набито - Саша довольна, Моральное удовлетворение, Личная победа, Будни-шмудни, Бертольд

In Saus und Braus leben

главная